Москва: +7 495 995 93 30

Новосибирск: +7 913 000 24 50

Европа: +33 62 777 16 14

Всё лучшее из возможного

«МЫ НАСТРОЕНЫ НА ДИАЛОГ!..»

  • 16.10.2015

О принципиально новом формате «Российского Делового Клуба», в котором организация начнет работать в обозримом будущем, и о том, как строятся отношения Сибири с зарубежными инвесторами в условиях кризиса международных отношений, журналу СТИЛЬ рассказал Григорий Милогулов.

Григорий Милогулов, Почетный консул Франции в Новосибирске, директор «Российского Делового Клуба», член Административного Совета культурного центра «Альянс Франсез — Новосибирск».

СТИЛЬ: Григорий, Вы являетесь Почетным консулом Франции в Новосибирске и директором «Российского Делового Клуба». Поясните, какие функции вы выполняете в том и другом качестве.

ГРИГОРИЙ МИЛОГУЛОВ: Как директор «Российского Делового Клуба» я руковожу этой организацией – это моя работа. В общественной культурной организации «Альянс Франсез — Новосибирск» я являюсь членом Административного Совета – это моя общественная деятельность. И вот уже в течение двух лет я занимаю должность Почетного консула Франции в Новосибирске. Это официальный дипломатический статус, который получает гражданин России или представитель иностранного государства в России по решению министерств иностранных дел обеих стран. Почетный консул представляет собой «light-версию» консульства в том случае, если иностранное государство желает иметь официальное дипломатическое представительство в регионе, но не готово открыть здесь полноценное генеральное консульство. В мои обязанности входит передача документов первым лицам города и области, озвучивание официальной позиции французского посольства по разным вопросам, сопровождение и защита французских граждан в Новосибирске, содействие развитию сотрудничества между Россией и Францией. Развитием отношений двух стран занимается и культурный центр «Альянс Франсез», но он осуществляет свою деятельность вне экономики и политики. Я же должен обеспечивать любые интересы Франции в Новосибирске, поэтому по определению являюсь членом каждой официальной французской делегации, будь то политики, дипломаты, бизнесмены или деятели культуры.

— Первый вопрос к Вам как к директору РДК. Клуб объединяет – цитирую – представителей политической, деловой, интеллектуальной и культурной элиты. Насколько эффективно сегодня это объединение?

— «Российский Деловой Клуб» существует 18 лет, его становление пришлось на время, когда в нашей стране начали формироваться сегменты малого и среднего бизнеса. Первые предприниматели новой России были дезориентированы: бизнес есть, а понимания, как его вести – нет. Раньше какой-нибудь новосибирский завод покупал сырье в Казахстане, расходные материалы в Белоруссии, а специалистов заказывал из университета в Уфе. И вдруг Казахстан и Белоруссия стали независимыми, а уфимский университет и вовсе, может, закрылся. Таким образом, производственные цепочки, существовавшие в Советском Союзе, оборвались. Боюсь, мы до сих пор не осознаем глубины той катастрофы, когда случился глобальный разрыв во всех жизненно важных для страны сферах.

— Но хоть какие-то изменения к лучшему за последние два десятилетия произошли?

— Безусловно, в современном российском бизнес-сообществе начала формироваться система горизонтальных коммуникаций – люди практически заново учатся говорить между собой. Но ведь даже сыр имеет свой период вызревания – камамбер, например, зреет примерно три недели, прежде чем отправиться на полки магазинов. А процесс созревания социума намного сложнее, да и страна у нас огромная. Во Франции демократическое общество формируется больше 200 лет, но и оно не достигло совершенства, потому что эволюция – это всегда развитие по спирали. Вероятно, через 200 лет мы, так же как и Франция, будем находиться на определенном этапе развития, за которым будет следовать новый виток. Поэтому думать, что сейчас мы все время живем плохо, а однажды проснемся и поймем, что стали жить хорошо – это большое заблуждение.

— Можно ли, в таком случае сказать, что по сравнению с событиями 20-летней давности, наша нынешняя реальность намного лучше?

— Конечно. Давайте рассмотрим это на примере развития Российского Делового Клуба.

На момент своего создания это был частный закрытый деловой клуб, который мог считаться довольно прогрессивным начинанием, потому что представители бизнес-сообщества были абсолютно замкнуты в себе. Сначала РДК объединял топ-менеджеров и владельцев компаний, входивших в РАТМ Холдинг, но время шло, приоритеты менялись, и РДК начал обогащаться новыми связями. Когда я пришел в Российский Деловой Клуб, назрел вопрос о том, как должно дальше развиваться это сообщество, чтобы шагать в ногу со временем. А поскольку я уже имел солидный опыт в общественной организации (я имею в виду «Альянс Франсез») и знаю, как и чем подобные организации живут, то мной был предложен новый формат работы – открытый деловой клуб, в который может вступить любой человек, топ-менеджер или владелец бизнеса, ассоциирующий себя с целями и задачами клуба.

— Какие задачи должен решать деловой клуб?

— Поскольку я много работаю не только с Францией, но и другими государствами, у меня сложилось мнение о том, каким должен быть деловой клуб в общепринятом мировом понимании. Основная задача бизнеса – это выстраивание различных каналов коммуникаций. Самых важных каналов три: власть, общество и бизнес (горизонтальные коммуникации с себе подобными). Универсальная бизнес-площадка, которую представляет собой клуб, должна давать человеку возможность эффективно настроить диалог по всем трем каналам сразу. Например, при взаимодействии с властью владельцы бизнеса могут четче формулировать свои запросы и лоббировать свои интересы – мы говорим не о коррупции в интересах одного предприятия, а о формировании правильных взаимоотношений власти со всей бизнес-средой.

— У нас проходит масса форумов, где политики и бизнесмены могут наговориться всласть.

— Я часто бывал и бываю на местных форумах и внимательно наблюдал, как проходили, скажем, «Интерра» или «Всемирный форум снега». Собравшись в одном месте на пару дней, участники могут сгенерировать миллион гениальных идей, а потом пойти разойтись и продолжать жить обычной жизнью: чиновники – своей, бизнесмены – своей.

Постоянного продолжения этот диалог иметь не будет. Более того, предпринимателю, сидящему на форуме, и слушающему красивые речи о «социальной ответственности» остается только кивать в знак согласия, хотя, на самом деле, он совершенно не понимает, чего конкретно от него хотят. Любой человек будет работать намного эффективнее, если он чувствует свою причастность к проекту, и осознает, зачем этот проект нужен. Поэтому, сохраняя преемственность и традиции РДК, мы переходим от формата закрытого клуба к открытому сообществу, в орбиту которого может попасть каждый человек, представляющий ту или иную сферу бизнеса: банки, ритейлы, производство и так далее. И меня очень радует, что представители этих сфер чаще всего сами проявляют инициативу для встреч со мной – значит, у них есть потребность разобраться в своих задачах и попробовать вместе их решить.

— А разве прежде подобные площадки, работающие на постоянной основе, не создавались?

— Организаций, призванных формировать горизонтальные коммуникации, в Новосибирской области, довольно много: например, Межрегиональная Ассоциация Руководителей Предприятий, Новосибирская государственная торгово-промышленная палата, Ассоциация выпускников президентской программы и так далее. Но каждая из них работает в довольно узком секторе. Мы, не вступая в конкуренцию ни с одной из этих организаций, хотим создать ассоциацию владельцев бизнеса и топ-менеджеров, основанную на очень важном принципе, принятом во всем мире: каждый участник делового клуба – не потребитель услуг, не объект приложения активности клуба, а субъект этих взаимоотношений. Вступая в клуб, человек получает не только определенные обязательства и привилегии, но и сакральную возможность участвовать в формировании стратегии развития клуба, возможность избирать и быть избранным в органы управления, возможность проявить любую инициативу.

— Какова будет структура клуба?

— Это решат люди, которые вступят в него, выбрав ту форму, которую посчитают удобной. Если мы создадим клуб в форме ассоциации, мы должны будем выполнить требования Закона «О создании некоммерческих организаций». А именно: высшим органом управления будет общее собрание, раз в год избирающее президента и членов президиума. Также будет назначен директор и исполнительные органы власти, ежедневно поддерживающие жизнедеятельность клуба. Любой член клуба всегда может выступить с инициативой, которая должна быть рассмотрена другими участниками. Выйти из клуба можно добровольно в любой момент. Вот такая мини-модель демократического государства – это план, который мы надеемся воплотить в жизнь в обозримом будущем. Что будет в более отдаленной перспективе, я пока затрудняюсь ответить, все будет зависеть от инициативы участников. Могу лишь сказать, что сейчас мы предпринимаем титанические усилия, чтобы объяснить представителям бизнес-сообщества, что такое настоящий деловой клуб. Ни один город России толком с этим форматом не знаком.

— И при таком положении дел вы думаете, что все получится?

— Наша многострадальная Новосибирская область уже лет пять не может найти единения в политической и общественной жизни. Раз в несколько месяцев – обязательно скандал с сюжетом на федеральных каналах, постоянное брожение политических и бизнес-элит. Я далек от мысли, что обретающий новый формат деловой клуб решит все проблемы, но мы можем предоставить возможность лидерам мнений объединиться вокруг универсальной платформы. Я верю в теорию малых дел, и, мне кажется, у нас есть все шансы внести свою лепту в становление и нахождение баланса в регионе.

— В нашей беседе вы выступаете еще и как эксперт в сфере международных отношений. Как вы оцениваете взаимодействие политических и бизнес-элит на этом уровне?

Зрелость отношений на любом уровне – от личностного до межгосударственного – проявляется в моменты кризиса. В данный момент международные отношения не выглядят зрелыми, причем это касается как внешних, так и внутренних коммуникаций. Если бы Украина была целостной самодостаточной нацией, скорее всего никаких трагических событий на ее территории сейчас бы не происходило. При наличии внутренних противоречий страна легко расшатывается в угоду политическим амбициям мировых лидеров. Кризис в международном сообществе мы видим и на примере международных организаций – например, ООН. Нынешний формат ООН, принятый более полувека назад, слабо соответствует политическим реалиям: раньше стратегию развития мира определяли несколько великих держав, а сегодня о своих интересах считает нужным заявить почти каждая страна. Евросоюз тоже очень сильно разросся с тех времен, когда, по сути, он был микроскопической ассоциацией производителей стали и сплавов. Внутренний кризис ЕС усугубляется, потому что огромная структура не понимает, в каком направлении двигаться дальше. При этом находятся на международной арене игроки, спекулирующие на проблемах соседей: мол, захлебнется Европа в потоке беженцев, и сама в этом виновата. Делить мир на тех, кто с нами, и тех, кто против нас, заставлять каждого принимать чью-то сторону – это незрелый подход. Или состояние, которое любая система переживает в момент переоценки ценностей.

— Выход из этого состояния есть?

— Есть ощущение, что этап обострения отношений – это эволюционный процесс, который позволяет человечеству выработать «иммунитет» против политических болячек, подобно тому, как в детстве мы вырабатываем иммунитет через корь и скарлатину. Через страдания, но без угрозы жизни. Могу проиллюстрировать это на примере позиционирования, которое Франция осуществляет в России и в Сибири. Несмотря на то, что главы государств занимают жесткие позиции по некоторым вопросам, в России по-прежнему продолжают функционировать 12 культурных центров «Альянс Франсез». Это самое крупное иностранное культурное представительство в стране, и ни у кого не возникало даже мысли его сократить. Наоборот, в то время, когда по ключевым вопросам у наших стран есть противоречия, мы стараемся сблизить наши позиции по всем остальным направлениям и сохранить диалог в области науки, культуры, образования. И даже – по возможности – политики и экономики. Французские предприниматели продолжают инвестировать средства в Россию, и в частности, в наш регион. Например, торговая сеть «Ашан» — это самый крупный в стране иностранный работодатель по количеству созданных рабочих мест. Не отстает и другой ритейл «Леруа Мерлен» — второй, построенный в Новосибирске гипермаркет, дал городу около 400 рабочих мест. Это примеры успешного зрелого бизнеса с настроенной корпоративной культурой, налаженными внутренними и внешними коммуникациями – французская модель, адаптированная к нашим условиям. Нам есть смысл учиться у команд, которые существуют не одно десятилетие, и в генезе своем пришли к самому эффективному способу организации.

— То есть, несмотря на ужесточающуюся санкционную политику, вы видите для нас перспективы экономического развития в международной среде?

— Представьте себе супругов, которые всю жизнь прожили в счастливом браке и вдруг решили развестись, потому что не смогли договориться, где им проводить отпуск – в Сочи или в Крыму. Нелогично, правда? Политика сегодня одна, завтра другая, а экономика, культура, образование, наука – это универсальные языки, которые веками объединяют людей гораздо надежнее любых идеологий. Поэтому, несмотря на все сложности в международных отношениях, мы видим, как возникают инструменты, позволяющие если не прийти к консенсусу по основным вопросам, то хотя бы купировать деструктивные тенденции. Когда наш президент летит на сессию ООН, то самое важное – то, что он туда летит, что создается момент, когда каждая сторона может высказаться, даже если ее позиция не нравится всем остальным. Противоречия между странами были всегда и, поверьте, гораздо более сложные, чем текущие разногласия между Россией и Западом. Сегодня есть и Китай, и Ближний Восток, и еще десятки стран, заявившие о своих интересах – мир гораздо сложнее, чем нам кажется. Парадокс в том, что ни один элемент этой сложной системы не может существовать в изоляции от всех остальных. Поэтому своевременным и эффективным будет создание любой площадки, на которой разные стороны – в политике, бизнесе, культуре и даже отдельно взятой семье – смогут наладить коммуникации и договориться об эффективном сотрудничестве.